«

»

Команда / Погуляй Юрий

ужасноплохонормальнохорошопрекрасно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Информация о книге
  ·Главное Пророчество эльфов может привести к появлению сверхвоина-человека, который с фанатичной неотвратимостью уничтожит род людской. Для того, чтобы обряд состоялся Владыка Алых эльфов Галадроль предусмотрел, как ему казалось, всё, но Его Величество Случай внёс свои коррективы. И теперь Вибор — цитадель Алых эльфов находится в блокаде, устроенной Ванго-убийцы эльфов, которого они называют Мстителем и от которого нет спасения. Самый могущественный эльфийский маг Зорден знает, как можно убить Мстителя, но даже он понимает, что силу, освободившуюся после смерти Ванго, невозможно будет использовать ему одному. А для этого необходима Команда. Те, кто готов сражаться со злом, не щадя своих жизней.
Автор
Серия
Скачать


Часть Первая



Эпизод 1 «По уши в дерьме или Главное Пророчество эльфов»


Собиралась гроза. Воздух до того потяжелел, что его приходилось чуть ли не откусывать и проглатывать с блаженным выражением на лице, дабы не умереть от удушья. С севера медленно, но верно ползли черные тучи, на фоне которых маленькими, белыми точками метались чайки. Бредущий по тракту мужчина остановился, окинув взглядом темнеющее небо.

Странник был невысок и не отличался внушительной комплекцией, обыкновенный человек, каких миллионы. Однако сама ситуация была не вполне обычна — он шел в Вибор. В город, куда стараются не заглядывать простые люди. Конечно, иногда там можно встретить какую-нибудь знаменитость из рода людей. Например, хорошего мага или прославившегося подвигами воина, популярного менестреля или достаточно богатого купца. Порой даже сюда приезжал кто-нибудь из знатных особ соседствующих государств в окружении охранников-головорезов. Это если не считать людей, выполняющих грязную работу, до которой не станут опускаться гордые жители этого места. Вибор — странный город, город Алых эльфов.

На поясе мужчины висели потертые дешевые ножны, что плохо сочеталось с дорогим эльфийским плащом. Вид путешественника не дотягивал до того уровня, при котором Алые эльфы задумаются, не решаясь встретить незнакомца стрелами из бойниц. Странник это понимал, и поэтому сильно нервничал, хоть и грело сердце под курткой на шнуровке письмо-приглашение от Ай-Дулона, одного из лидеров Алых. Но что-то говорило путнику, что прежде, чем он достанет это письмо, стража нашпигует его стрелами с головы до пят. Хотя… Алые эльфы владели луками еще более мастерски чем их собратья, поэтому их мишенью стала бы только голова. Алые вообще сильно отличались от своих сородичей, предпочитая жить в каменном городе. Эльфийский Союз давно исключил их из своего состава под предлогом «чрезмерного уподобления людям». Алых эльфов это не очень-то расстроило, им, как казалось страннику, вообще было плевать на окружающих, пока те не приближались к стенам города на расстояние полета стрелы. Гостей они очень не любили.

За все то время, что существовал город, у его стен полегло много людей, да и эльфов порядочно. Алые отстреливали всех, пропуская только достойных, на их взгляд, такой чести, или специально приглашенных кем-то из жителей города гостей. Такая политика не очень устраивала соседние города, но ни один из них не мог бросить вызов Алым. Была одна попытка, два города объединились, дабы стереть с лица земли Вибор. Москат и Ланда… Так они назывались. Теперь эти города остались лишь в песнях менестрелей, да на старых картах, а Вибор все стоит.

Быть может, вмешайся Ролл, правитель Долоньского королевства или Лука, повелитель Парсада, или сама Империя, и Алые эльфы перестали бы существовать. Да только какое дело властелинам таких держав до этого небольшого города? Какой смысл лезть на территорию Свободных Городов? Нарушать древнейший договор о неприкосновенности этих земель? Вызывать гнев Мудрого Совета Тулугры или того же Эльфийского Союза? Последний, хоть и отрекся от Вибора и его жителей, но, как и любая расистская организация, воспользуется поводом и примется вырезать деревни неэльфов, прилегающих к их землям, к Антариэли.

Накинув на голову капюшон, мужчина поежился и зашагал по дороге, стараясь не ступать в залитые грязью колеи от повозок и не месить превратившиеся в болото участки, где пролегал путь всадников.

Его всегда поражал тот древний договор, который дал свободу и независимость всем городам на этой земле. На территории Свободных Городов не было единой власти, каждый город являлся как бы отдельным государством со своими правителями и законами. Любая попытка объединения этих городов пресекалась карательными отрядами из Тулугры. Те фанатично берегли «зону свободы», при этом со спокойной совестью орошая землю кровью недовольных. Ярким примером их «охраны» как раз являлись Москат и Ланда.

Ветер крепчал, и путник поплотнее закутался в свой плащ, стараясь хоть как-то укрыться от ледяных порывов стихии. Весна… Это время года славилось своими ветрами. Даже зимой, когда с севера тянуло холодом, ветра не так студили душу и тело.

Дорога проходила по гряде, возвышаясь над окрестностями. Слева и справа от неё, внизу, шумели деревья, верхушки самых высоких из них были как раз на уровне тракта. Что лишало странника хоть какой-то защиты от стихии.

Путник с интересом оглядывал ковер из крон, раскинувшийся по краям дороги. Его богатое воображение тем временем придумывало целый мир, что скрывался под листвой. С практической же точки зрения внизу было наверняка неуютно. Начать хотя бы с комаров, что постоянно облюбовывают подобные места.

– Здесь можно спрятать целую армию, — хмыкнул себе под нос человек и прибавил ходу. В небе пророкотал гром, и путник вновь поднял взгляд на приближающуюся тучу. Скоро придется сойти с дороги и спуститься вниз, иначе какая-нибудь шальная молния превратит его в кусок хорошо прожаренного мяса. Вскоре по дороге и листве хлестнул дождь, поэтому, увязая в грязи, путник пробрался к краю дороги и по мокрой траве скользнул вниз. Скатившись с гряды, он отряхнулся и, потуже затянув капюшон плаща, прислонился к стволу величественной березы. С какой-то странной и необъяснимой грустью он, любуясь зарождающимися на склоне небольшими ручейками, слушал, как шумит по листве дождь. Ему очень нравилось это зрелище, сейчас человеку казалось, будто в мире нет ничего более прекрасного.

Дождь, почти не сдерживаемый кронами деревьев, ощутимо барабанил по капюшону, убаюкивал и ненавязчиво наводил на размышления. Вспышка молнии озарила окружающий мир, и в тот же момент прогремел гром.

– Так часто я стою и жизнь

Всегда со мною замирает, — под нос продекламировал человек строчку одной из песен, что распевают менестрели Карели, и за которые в Эльфийских землях бросают в темницы. Странное дело, но почему-то на вотчине эльфов жители очень не любили все связанное с Карели. У путника на этот счет было свое мнение — Карели составляла конкуренцию Антариэли, как звали свои земли бессмертные. Вообще казалось, что природа одарила эти две страны своими чудесами в равной степени. Да вот только в лесах Антариэли с легкостью можно было схлопотать стрелу какого-нибудь благородного эльфа, в то время как население Карели отличалось, в большинстве своем, дружелюбием.

Путник эльфов очень не любил, однако это не означало, что те отвечают ему взаимностью. Почему-то наоборот, большинство из них относились к нему доброжелательно, и эта загадка уже много лет не давала ему покоя.

– Быть может, я такой красивый? — тихо, с ехидством произнес он и смахнул капли, свисающие с края капюшона. Улыбка внезапно озарило его уставшее лицо, что-то в последнее время он слишком часто говорил сам с собой. Может это признак того, что он сходит с ума?

– Да нет, вряд ли, — ответил путник своим мыслям и вновь улыбнулся, а затем запрокинул голову, подставляя лицо холодному дождю. Ему было необыкновенно хорошо, дождь дарил душе покой, изгонял смятение, возникающее при мыслях, ради чего его позвал некий Ай-Дулон. Зачем он потребовался в Виборе? Впрочем вопрос «зачем» тут неуместен. Разумеется по специальности…

Через пару часов дождь ослабел, и мужчина торопливо покинул свое укрытие. Торопливо — потому что, как всегда бывает после сильного дождя, с деревьев продолжали падать крупные капли. С трудом выбравшись на тракт, полностью перепачкавшись в грязи и основательно запыхавшись, странник продолжил свой путь. Шаги давались нелегко, тщательно удобренная дождем грязь расползлась по всей ширине дороги и каждый раз, ловя своими черными лапами сапоги путника, отпускала их с большой неохотой. Человек, морщась, преодолевал это сопротивление стихии и слушал мокрое чавканье противника. Взгляд путешественника не отрывался от дороги перед собой, пробегал по заполненным водой следам от повозок и копыт, касался больших луж, в которых шли редкие круги от еще не закончившегося дождя и на время замирал, когда его владелец погружался в думы.

К вечеру впереди показались стены Вибора, но смертельно уставшего путника это зрелище ничуть не обрадовало. Остановившись, он медленно огляделся и вновь спустился по склону вниз, в лес. Отыскав место посуше, он упал на землю и, закутавшись в плащ, уснул. Снились ему злорадно хохочущие Алые Эльфы, горящие города и стрелы, вылетающие из пустоты и вонзающиеся в него словно в масло. Боли не было, лишь омерзение от звука рвущейся кожи и легкий привкус обиды. Обиды на то, что в руках его нет лука, что происходящее несправедливо, ведь он пришел как друг…

* * *

– Енто, мы ж и говорим, шо надобно по ним с севера жахнуть. Тама ворота послабже, да и прокрастись легчее, так шоб ни одна собака не усекла. — Дородный детина со спутанными волосами ткнул в карту коротким, толстым и узловатым пальцем.

– Жертвы… — напомнил ему пожилой мужчина с аристократическим лицом. Он, сложив руки на груди, смотрел на карту.

– Дык война, али нет? Як же бошки с тварей снести, коли жертв боятси?

– Мне больше вариант Клоуна нравится.

Клоун, невысокий мужчина в панцире поверх ладной кольчуги, ехидно ухмыльнулся, вызывающе глядя на детину.

– Времени много утекет. Хотя енто не наше дело, як хочите, барин, — недовольно буркнул тот.

– Именно, Ларс, не ваше, — согласился аристократ и подался вперед, — Клоун, обрисуй дело еще раз.

– Без проблем, Сэм. В общем перекрываем эту дорогу, — палец Клоуна ткнул в черную змейку на карте, — эту и эту. — Еще две черты оказались под его пальцем. — Перекрываем в двух местах на каждой. В сторону города никого не пускаем, из города тем более. Лес вокруг Вибора выжечь к ядрене фене. В лесу поставить оцепление, людей хватить должно.

– Это точно, — ухмыльнулся аристократ.

– Уничтожать, как я уже сказал, любого, кто попытается выйти. В оцепление всех лучников что есть, и прикрытие. На дорогах тяжеловооруженных ребят, в основном из Хартии.

– Шо, як я понимамши жертв не буде? — ехидно проговорил Ларс.

– Поменьше на порядок, — в тон ему ответил Клоун.

Сэм Романов с полуулыбкой оглядел обоих. Глава Лиги Наемников и предводитель Вольной Хартии являлись конкурентами в вопросах войны по найму. Однако его деньги заставили их работать вместе. Правда ни Ларс, ни Клоун не собирались забывать о соперничестве. Для этого не хватило бы и всего золота Тулугры, а там подобного добра хватало. Сэму больше нравился слегка развязный Клоун, главарь Лиги, чем Ларс, который походил скорее на медведя, а не на человека. Однако у него не было выбора — в Лиге бойцов было не так уж и много, но они брали профессионализмом, а численность Хартии хоть и велика, но в ущерб умению. Для операции же потребовались обе группировки. Сэм считал, что его имя внесут в летописи, так как никогда еще ни одну из этих организаций не нанимали целиком, а уж тем более обе сразу.

– А шоб вам гореть! — махнул рукой Ларс, и посмотрел на Романова. -Барин, шо хошь, то делай. Только за убиенных деньгу выплати.

– Это точно, тут я согласен, — неприятно ухмыльнулся Клоун.

– Все по договору…

Сэм слегка кивнул переглянувшимся соперникам и вышел из шатра. Остановившись, он запрокинул голову и посмотрел наверх, где сквозь кроны деревьев едва виднелось затягивающееся тучами небо, и лишь угадывались очертания гряды, по которой проходил тракт, соединяющий Новрог и проклятый Вибор.

Пару минут так постояв, Романов направился к своему шатру. Лавируя среди множества мастерски собранных костров, от которых практически не шел дым, Сэм недовольно хмурился, слушая брань греющихся наемников. Его уши не привыкли к таким словам и категорически отказывались нормально воспринимать подобную лексику. Однако цель превыше всего. Гораздо важнее любых возможных неудобств…

* * *

Утро оказалось солнечным, от земли исходил едва заметный парок, и открывший глаза путник на миг залюбовался этой картиной. Однако удовольствие от зрелища было сметено омерзительным ощущением сырости. Промокшая одежда дала о себе знать, стоило человеку пошевелиться. Сквозь зубы вырвалось ругательство и осквернило собой шум утреннего леса. Однако птицы не смолкли, и ветер не перестал шебуршать листвой, до сих пор орошающей землю влагой.

– Хоть что-то приятное в этом проклятом мире, — процедил человек и поднялся на ноги, передернувшись от омерзения. Со злостью сорвав с себя изрядно промокший плащ, путник в порыве гнева бросил его на землю и вновь выругался:

– Эльфийский, твою мать, непромокаемый, тьфу ты, демоны вас разбери!

Вложив в эти слова весь накопившийся яд, мужчина почувствовал, как с души свалился камень. Оставив плащ на земле, странник развязал котомку, тоже промокшую насквозь, и перекусил отсыревшим хлебом. Во время сего действия путник вслушивался в шум леса и чувствовал, как внутри разбухает маленький комок, заполняя все его существо. Комок, под названием счастье. Странник обожал леса, обожал их природную красоту, обожал все, что было с ними связано. Кроме разумных существ. Их он в таких местах не переваривал.

Взобравшись на гряду и вновь ступив на дорогу, он поежился, прочувствовав неожиданный порыв ветра, и заспешил к городу. Когда расстояние между странником и стенами Вибора сократилось до полета стрелы, он остановился, внимательно разглядывая крупную каменную кладку и проем запертых ворот. Затем, прищурившись, провел взглядом по рядам бойниц, догадываясь, а точнее физически ощущая, что в него целится минимум десяток лучников, и как минимум десяток стрел сорвутся в гудящий полет, если он сделает еще один шаг.

Выудив из-за пазухи промокшее письмо, он помахал им над головой.

– Приглашение от Ай-Дулона, — крикнул путник, прекрасно понимая, что его вряд ли услышат.

Минут через десять с грохотом поднялись ворота, и из Вибора выехало несколько всадников. Когда они приблизились, человек, как заклинание повторил:

– Приглашение от Ай-Дулона.

Один из Алых, эльф с утонченными чертами лица, обычными для этого племени, протянул руку. Остальные всадники, даже не глядя на путника, с безучастным видом осматривали окрестности.

– Давай сюда, — почти пропел эльф.

Человек, протянув конверт, с большим трудом оторвал взгляд от алых глаз воина. Этим-то Алые и отличались внешне от сородичей — цветом радужной оболочки. Несколько демонично, но очень эффектно.

Эльф, с гримасой брезгливости, двумя пальцами выудил из расползающегося в руках конверта письмо и, сморщившись, с омерзением его развернул. Стараясь держать бумагу, наверняка смердящую для него человеческим потом, на расстоянии вытянутой руки, всадник какое-то время беззвучно шевелил губами, скользя взглядом по полуразмытым строчкам. Внезапно его лицо изумленно вытянулось, на миг, но этого было достаточно, чтобы путник с тревогой понял — что-то в этом письме было действительно странным. Однако что? Человек мог наизусть процитировать приглашение, но ничего такого, что могло так удивить Алого эльфа там попросту не было.

Конь под эльфом фыркнул и дернул мордой. А его хозяин, старательно приняв бесстрастный вид, кивнул:

– Все в порядке, можете идти. — Он махнул рукой, давая сигнал невидимым лучникам, чтобы те ненароком не подстрелили гостя, и слегка склонил голову. — Добро пожаловать в Вибор, охотник Ванго.

Человек с облегчением улыбнулся и, догадываясь, что коня ему не дадут, зашагал в сторону ворот. Спустя несколько секунд всадники промчались мимо, и один из эльфов бросил на него преисполненный каким-то странный чувством взгляд. Словно он с раболепным восхищением глядел на какого-нибудь эльфийского Бога. Это Ванго всерьез насторожило. Что же, черт возьми, нужно Ай-Дулону? А то и всем Алым сразу.

Пройдя через ворота, под чугунной тушей решетки, он остановился, окинув взглядом начавшийся Вибор. Обыкновенный город, двух-трехэтажные домики совершенно различного типа от угловатых, квадратных «гробов» до миниатюрных замков с витиеватыми башенками. Можно было разглядеть даже несколько бревенчатых срубов, и над всеми этими заполонившими город домами возвышался огромный замок. В первую очередь в глаза Ванго бросились четыре небольшие башни по краям, с блестящими на солнце коническими куполами. По центру в небо вздымалась каменная громадина, соединенная навесными мостами со своими меньшими сестрами. Все это сооружение казалось невообразимо древним, будто его построили еще титаны, и только когда они покинули эти земли, сюда пришли Алые. Потом же вокруг замка вырос Вибор.

Ванго уже ждали. Двое облаченных в голубые одеяния эльфов с невозмутимым видом стояли посреди дороги от ворот в город. Охотник мысленно улыбнулся — наверняка его заставили идти до ворот пешком, чтобы встречающие не спеша смогли прийти сюда и занять позу ожидания. Чтобы неэльф не увидел их суеты; чтобы в глазах человека сохранить свое величие. Будьте вы прокляты, длинноухие уроды! Человек подошел к бессмертным и вопросительно поднял бровь:

– Не меня ждете?

– Ай-Дулон ожидает вас, следуйте за нами, — немедленно произнес один из Алых, чуть лениво, чуть развязно и чуть высокомерно. Впрочем, эльфы обычно так и говорят.

– Покорнейше благодарю, — не удержался от шутовства Ванго и поклонился. Однако глаза его напряженно оценили обстановку. Время одиночества окончилось, и посему смерть может поджидать за любым углом. У Ванго было очень много врагов.

Эльфы развернулись и зашагали вперед, даже не убедившись в том, что путник за ними вообще последует. На миг человека посетил соблазн остановиться и задумчиво изучать вид замка, пока эти ушастые гордецы не заметят его отсутствие, но трезво рассудив, Ванго понял, что с них станется так дойти и до Ай-Дулона. Тяжело вздохнув, он поспешил за ними.

* * *

– Опа! Смотри-ка, Рыба, плащ чей-то! — хмыкнул высокий воин с повязкой на глазу. Бряцая доспехами, он присел над брошенной на землю одеждой и внимательно осмотрелся.

– Эльфийский, — равнодушно заметил Рыба, задумчиво разглядывая вещь.

– Это-то я понял, да вот только откуда он здесь?

– Знаешь, Циклоп, по тракту множество людей и эльфов бродит, а спать на дороге противно, сам понимаешь, — немного раздраженно ответил Рыба и огляделся. Войска Лиги и Хартии направлялись к Вибору. Воины двигались толпой, безо всякого порядка, то тут, то там среди деревьев мелькали чьи-то головы, шлемы. Лес звенел от бряцания металла.

– Эльфийский плащ дорого стоит, браток. И просто так его выбросит либо богатей, либо эльф, либо дурак.

– Гений, — фыркнул Рыба, — тебе-то какая разница? Хочешь, возьми его себе, но только не строй загадок на пустом месте. Я этого очень не люблю.

– Чего встали?! А ну вперед, олухи, — из-за деревьев появился высокий наемник.

– Капитан, тут плащ эльфийский, свежий, — сбивчиво проговорил вскочивший Циклоп, растеряно хлопая глазом. Перед ним был один из самых жутких офицеров Лиги. Холеное лицо капитана брезгливо поморщилось, взгляд воина был прикован к тряпке, в которую превратился плащ.

– Я сказал: вперед! — холодно повторил он и сплюнул, — ты мне еще кучу дерьма покажи. Мало ли людей по тракту ходит? Вперед!

Рыба и Циклоп поспешно ретировались.

Страница 1 из 1712345...10...Последняя »